Ограничение
Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Реклама
Перейти на официальный сайт Центра
О погоде

Статистика

Hits
64737948
9422

Hosts
5723027
1645

Visitors
7018958
2347
17


Яндекс цитирования

Казачья литературная голгофа

02.11.2006

Казачья литературная голгофа

Тема репрессий советских властей против кубанских литераторов (писателей, историков и журналистов) никогда не была популярной как у местных, так и зарубежных историков литературы. Лишь однажды подобный доклад был прочитан преподавателем Колумбийского университета Вячеславов Завалишиным в Казачьем музее-архиве в Нью-Йорке. В архиве автора сберегаются два отчёта о том событии, опубликованных в парижском "Казачьем единстве" (1963, №68-69) и нью-йорксом журнале "Казакия" (1963, №6), оба без подписи. Судя по ним, докладчик мало, что знал об истинных маштабах репрессий, обрушившихся на представителей казачьей литературы в СССР.
Впрочем, были в докладе Завалишина и интригующие факты. Например, он подробно остановился на судьбе кубанского писателя Кухтина, имя которого сегодня ничего не говорит даже специалистам. Кухтин был именно тем, кто познакомил В. Завалиши-на с казаками, их прошлым, их бытом, традициями и особен-ностями. Трудно было Кухти-ну, в прошлом казачьему офицеру. Но благодаря Кочкуро-ву, т. е. Артему Веселому, он все же выпустил свою весьма интересную книгу под названием «Кубань». В своем рома-не Кухтин хотя и не резко, но все же выразил протест вольнолюбивой казачьей души против зверского раскулачивания на Кубани, против насилия... По всей вероятности, он погиб в одном из большевистских застенков. По своей талантливости, по своему стилю, изложению Кухтин едва ли уступал М. Шолохову. С по-явлением «Тихого Дона» по-шли слухи о том, что роман Шолохов взял как раз у Кух-тина. Однако тогда сам Кух-тин опровергал этот слух» («Казачье единство», с, 28).
Много лет спустя, обладая куцей информацией о неведомом Кухтине, автор взялся за разработку этой темы, ограничившись пока литературой Кубани. Использовал все доступные источники информации: расспрашивал знакомых писателей, беседовал с родственниками репрессированных, деятелями местного от-деления «Мемориала».
Большинство выявленных фактов касалось судеб украинских писателей, членов многочисленной и почти полностью выкошенной репрессия-ми Краснодарской ассоциации пролетарских писателей. Политическим документом, давшим толчок волне беззакония, послужило Постановление ЦК ВКП (б) и СНК СССР о хлебозаготовках на Украине, Северном Кавказе и в Запад-ной области от 14 декабря 1932 г., предписывавшее «вы-селить в кратчайший срок в северные области СССР из станицы Полтавской (Северный Кавказ), как наиболее контрреволюционной, всех жителей», «немедленно пере-вести на Северном Кавказе делопроизводство советских и кооперативных органов «украинизированных» районов, а также все издающиеся газе-ты и журналы с украинского языка на русский язык», «под-готовить и к осени перевести преподавание в школах на русский язык», «обязать край-ком и крайисполком срочно проверить и улучшить состав работников школ в «украинизированных» районах». Не случайно в первую очередь выселялась станица Полтавс-кая - второй по значению пос-ле Краснодара украинский культурный центр на Кубани. Там работал Всероссийский украинский педтехникум, действовал крепкий литературный кружок, издавалась украинская газета. Ответственны-ми за проведение акции назначались Ягода, Гамарник, Шеболдаев и Евдокимов.
Присутствие во главе списка «железного наркома» означало ускорённые «темпы, обязательное перевыполнение планов» - вместо одной выселили полтора десятка станиц. Весной и летом 1933 г. на задворках станичных и городских библиотек запылали костры из украинских книг. В ко-стер полетели сочинения Т. Шевченко, И. Франко, Л. Укра-инки, книги местных украино-язычных писателей. В списке потерь, которые понесла кубанская литература, историческая публицистика и журналистика в годы репрессий, есть и имена уроженцев Каневского района.
Пидгайный Семен Александрович (1907-1965) - историк, публицист. Родился в зажиточной казачьей семье в станице Новоминской. Отец и старший брат были расстреляны в 1922 г. Скрыв свое происхождение, закончил ис-торический факультет Киевского университета. Работал научным сотрудником Музея Слободской Украины в Харькове. Затем преподавал историю в Харьковском институте народного просвещения и в Художественном институте. Вскоре стал членом комиссии социально-экономической истории Украины и сотрудником Археологической комиссии Украинской академии наук в Киеве. Арестован в январе 1933 г. по печально знамени-тому делу «Союза Кубани и Украины», приговорен к 8 годам лагерей. В годы второй мировой войны эмигрировал в Канаду. Автор книг «Со-ветська интелегенция на Соловках» и двухтомных воспоминаний о сталинских концлагерях «Недострiлянi».
Гринь Леонтий Иванович (1907-1984) - литературовед и прозаик. Уроженец станицы Каневской, аспирант ка-федры педагогики Красно-дарского пединститута, учи-тель в станице Каневской, член украинской секции КАПП. Обвинен в недовольстве отменой украинизации. 16 декабря 1937 г. Краснодарским крайсудом приговорен к 4 годам заключения с поражением в правах на 2 года. В заключении находился в Магадане. В 1947 г. вернулся в Каневскую, пытался заниматься творчеством. Реабилитирован в 1961 г.
В. ЧУМАЧЕНКО.
Газета "Каневские зори"

Теги: 
Количество показов: 2704
Кем создан (имя): (Rus) Руслан
Рейтинг:  4.46

Возврат к списку

(Голосов: 25, Рейтинг: 4.46)

Фото посетителей